В ливийской пустыне нашли военные британские грузовики

Экипаж бомбардировщика B-24 «Lady Be Good», разбившегося в Ливийской пустыне — фото | Военный альбом 1941-1945

Экипаж бомбардировщика B-24 «Lady Be Good» 514-й бомбардировочной эскадрильи 375-й бомбардировочной группы.

Самолет пропал во время возвращения на базу после бомбардировки портовых сооружений в гавани Неаполя (Италия) 4 апреля 1943 года.

Он был обнаружен только 9 ноября 1958 года, когда британские геологи, летевшие над ливийской пустыней в 640 км к югу от города Салух (Soluch), заметили на земле разбитый самолет. Наземная экспедиция добралась до него в марте 1959 года. На борту не было ни самих членов экипажа, ни их парашютов.

Было понятно, что экипаж покинул машину в воздухе. Неуправляемый самолет удачно приземлился, проехав более 600 метров по песку, пока фюзеляж не разломился надвое. В целом самолет, с учетом повреждений от аварии и длительного нахождения в пустыне, хорошо сохранился.

Радиостанция и пулеметы находились в рабочем состоянии, чай в найденном термосе был пригоден для питья.

Было выяснено, что самолет сбился с курса во время возвращения на базу и пролетел около 600 км вглубь Ливийской пустыни. Когда у самолета начало кончаться горючее (двигатели № 1, 2 и 3 остановились), экипаж покинул машину.

У одного члена экипажа парашют не раскрылся, и он погиб. Остальные собрались вместе на земле и попытались добраться до ближайшего населенного пункта.

Они считали, что находятся недалеко от побережья моря, но на самом деле добраться до него у них не было шансов.

Тела восьми членов экипажа были найдены в пустыне в 1960 году.

Пять из них находились в 80 милях (129 км) от места приземления парашютов — изможденные летчики, пройдя такое расстояние, остановились, не имея сил продолжать путь, а трое еще способных идти отправились искать помощь, но она так и не пришла — Рипслингер умер в пустыне в 21 миле (33 км) от них, а Шелли после этого смог пройти еще 11,5 миль (18 км). Тело девятого члена экипажа (Мура) найдено не было (есть сообщение, что в 1953 году британский патруль обнаружил в пустыне в том же районе останки человека и похоронил их — возможно, это и был Мур).

Записи в дневнике лейтенанта Роберта Тонера говорят о том, что экипаж прошел расстояние в 130 км за 5 дней по 55-градусной жаре. Трое летчиков, отправившиеся дальше, прожили еще три дня.

Многие эксперты, ознакомившись с делом, говорили, что эти люди не должны были продержаться в таких условиях более двух дней, ведь запасы воды и продовольствия остались в самолете, который упал в 25 километрах к югу от места приземления летчиков на парашютах и не был обнаружен ими, так как они пошли в обратную сторону — на север, к морю.

На фотографии слева направо: 1-й лейтенант Уильям Хаттон (William J. Hatton ) – пилот; 2-й лейтенант Роберт Тонер (Robert F. Toner) – второй пилот; 2-й лейтенант Дипи Хэйс (D.P. Hays) – штурман; 2-й лейтенант Джон Воравка (John S.

Woravka) – бомбардир (парашют не раскрылся); техник-сержант Гарольд Рипслингер (Harold J. Ripslinger) – инженер; техник-сержант Роберт ЛаМотт (Robert E. LaMotte) – радист; старший сержант Гай Шелли (Guy E. Shelly) – стрелок; старший сержант Вернон Мур (Vernon L.

Moore) – стрелок (тело не найдено);

старший сержант Самюэль Адамс (Samuel E. Adams) – стрелок.

Источник информации о фото:Категория: Лучшее, Американские авиаторы

Дополнительной информации об этой фотографии нет.

Оригинал

Источник: http://waralbum.ru/48227/

Британская империя похоронена в ливийской пустыне,

или Почему англичане перестали быть эллинами для американцев

Одним из назидательных уроков ливийской военной кампании НАТО, а заодно и заключительным пассажем в главе современной истории Британии, стало окончательное признание, что формула Гарольда Макмиллана утратила свою правдоподобность. В ходе Второй мировой войны будущий премьер-министр родил ставшую популярной метафору: Америка – «новая Римская империя, а мы, британцы, как греки прежних эпох, должны научить (американцев), как им с империей управляться».

Уместно напомнить, что эллины считались в древнем Риме носителями высшей культуры, грамотными менеджерами, родоначальниками многих наук и ремесел, мастерами ораторского искусства. Древнегреческий язык служил обязательным атрибутом хорошего образования для патрициев, а творения мастеров Эллады в доме – эталоном изысканного вкуса.

Достаточно очевидно, что бомбардировки Ливии, предпринятые с возбужденным энтузиазмом британским премьером Дэвидом Камероном и французским президентом Николя Саркози, имели своей первейшей целью обеспечить военную викторию для противников режима Муамара Каддафи. По большому счету, речь шла о насильственной смене властвующей элиты.

Как ранее в саддамовском Ираке, за единственным исключением: помимо ракетно-бомбовых ударов с воздуха регулярные сухопутные войска Британии и Франции не участвовали в сражениях.

Если только не считать обеспечения повстанцев разведывательными сведениями, советов по планированию операций и пока не выясненного соучастия в этих операциях боевых групп и, возможно, подразделений британских и французских спецназовцев.

В любом случае, в разрывах американских бомб, доставленных по назначению британскими и французскими боевыми самолетами, слышалось гулкое эхо стародавних колониальных войн, а подчас и эхо Суэцкого кризиса 1956 года.

Правда, на этот раз Вашингтон, Лондон и Париж выступали в одной связке, в одной упряжке, причем поначалу коренной была американская боевая лошадь, а союзнические скакуны – пристяжными.

Затем США дальновидно посторонились и позволили Британии и Франции взять на себя ведущие роли в многомесячной процедуре свержения 40-летней диктатуры полубезумного пустынного маньяка.

И в этот момент стала проявляться несостоятельность натовских союзников США. Как отмечает «Вашингтон пост», «только американские боеприпасы, разведданные, топливо для дозаправки и другие возможности позволили вести ливийскую кампанию».

Джордж Уилл на страницах американской газеты задается вопросом: насколько оправданной в глазах британской общественности окажется, в конечном счете, эта гуманитарная интервенция, особенно на фоне провозглашенной Камероном еще до начала боевых действий политики экономии государственных средств? Более того, пишет автор, может возникнуть сомнение в том, что выдержан баланс между «политическими целями и сокращающейся боеспособностью».

В духе оборонной политики «разумной достаточности», которую стали исповедовать военные стратеги в СССР при Горбачеве, премьер пояснил согражданам, что страна в ее нынешнем состоянии не может позволить себе чрезмерные расходы на вооружения. Как остроумно выразился Дэвид Камерон, мы «взялись выступать не в своем борцовском весе».

Слова прозвучали в речи лидера тори, когда он сообщил нации о намерении сократить на 10% личный состав армии, а танков и артиллерийских орудий на целых 40%.

Одновременно было объявлено о списании в утиль единственного авианосца, что лишает бывшую империю возможности проводить заморские операции, напоминающие достославные времена «дипломатии канонерок».

Новый авианосец взамен старого появится не ранее 2020 года. Что же, антракт длиной в девять лет?

Выступая недавно в Америке с лекциями, известный британский журналист и историк Макс Гастингс поведал о своем разговоре в 2002 году с бывшим главнокомандующим королевских ВВС, который вернулся из Вашингтона с совещания по подготовке вторжения в Ирак.

Его слова «численность, вот что имеет значение, – а у нас этого нет» стали знаковыми, объясняющими отношение американцев к своим привилегированным союзникам.

Действительно, все королевские ВВС равны по объему авиационным крыльям, приданным корпусу американской морской пехоты.

В США знают, подчеркнул Гастингс, что «если британская армия после вывода войск из Афганистана сократится, как запланировано, то для ведения продолжительных боевых операций за рубежом мы сможем выставить не более одной бригады, от 7000 до 8000 бойцов».

Призыв Гастингса по-военному прямолинеен: Британия должна обладать достаточными вооруженными силами и разведывательными способностями, чтобы, во-первых, «проводить традиционную внешнюю политику», а во-вторых, для того, чтобы «Америка нам доверяла и делилась секретами».

Однако, ливийская кампания, не самая масштабная по любым меркам, продемонстрировала структурные и инфраструктурные проблемы военной машины, как Британии, так и Франции.

Об этом упомянул и генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен, когда предостерег, что «при нынешних темпах сокращения расходов» на военные нужды едва ли в будущем «Европа сможет сохранить достаточно боевого потенциала», чтобы вести боевые операции, подобные кампании в Ливии.

Макс Гастингс подкрепляет этот посыл своими выводами: в качестве союзника в Европе при осуществлении военных заморских экспедиций Британия может положиться только на Францию и больше ни на кого.

Когда дело зайдет о ведении воздушной разведки или запусках беспилотников, кто еще способен внести свой адекватный вклад, спрашивает Гастингс, и не находит ответа.

Велик риск, по его выражению, что в нужное время и в нужном месте никого из натовских союзников попросту не окажется.

После завершения «холодной войны» совокупный ВВП европейских членов НАТО вырос на 55%. Но их расходы на вооруженные силы сократились почти на 20%. Двадцать лет назад на европейские государства альянса приходилось 33% всех военных ассигнований в рамках НАТО, сегодня этот показатель снизился до 21%.

Это означает, что львиная доля инвестиций в совместную оборону и совместное нападение отныне лежит на плечах Соединенных Штатов, которые на первых порах «зачистки» Ливии оказались вовлечены единовременно в две с половиной войны за рубежом (Ирак плюс АфПак). В Вашингтоне не очень хотят нести такое бремя.

Читайте также:  Devel sixteen покажет, как он превышает 500 км/час

Перед своей отставкой министр обороны США Роберт Гейтс предупредил, что если тенденция сокращать оборонные бюджеты в Европе не будет повернута вспять, то Соединенные Штаты «могут счесть, что окупаемость инвестиций в НАТО слишком низка, чтобы делать такие инвестиции».

Поскольку сегодня англичане мало что могут посоветовать американцам в плане управления их империей (по Макмиллану), а ливийская «буря в пустыне» выявила системный кризис у европейских союзников по НАТО, будущее Североатлантического альянса находится в сумеречной зоне.

По мнению «Вашингтон пост», «для НАТО, созданного для противодействия советским армиям на равнинах Северной Европы, срок годности, похоже, подходит к концу в Северной Африке».

Впрочем, еще не вечер, и через девять лет Британия снова обретет ударный авианосец и возможность досягнуть до дальних пределов. НАТО еще повоюет.

Владимир МИХЕЕВ

№9(58), 2011

Источник: http://alleuropa.ru/?p=2724

5 самых таинственных авиакатастроф XX века

21 апреля 1941 года после патрулирования у берегов Крита исчез итальянский бомбардировщик «Савойя-Маркетти». Самолет с останками экипажа нашли в глубине Ливийской пустыни лишь в 1960 году.

Оказалось, той злополучной ночью самолет пролетел мимо своей базы в Ливии. Сломалась рация, погода была исключительно плохая, и в итоге самолет с экипажем устремился вглубь безжизненной пустыни (точнее, вглубь неба над безжизненной пустыней).

Через пару часов полета топливо кончилось — и самолет рухнул. Во время жесткого приземления шесть членов экипажа получили травмы разной степени тяжести, и лишь один из них смог отправиться на поиски помощи.

Он сумел пройти по пустыне 90 километров, при этом пропустив склад с водой (кошмарное невезение!), созданный для британских диверсионно-разведывательных групп, и в итоге погиб, не дойдя всего 8 километров до обитаемой дороги.

Рядом с несчастным был найден сигнальный пистолет, с помощью которого он в последние часы своей жизни безуспешно пытался привлечь чье-либо внимание…

Схожая ситуация случилась с противниками итальянцев — американцами. 4 апреля 1943 года американский бомбардировщик B-24 Lady Be Good, возвращаясь на базу в Ливии, таинственным образом пропал. Тогда посчитали, что авиакатастрофу и утонул в Средиземном море.

Бомбардировщик был обнаружен лишь в 1958 году, когда британские геологи, летевшие над Ливийской пустыней, заметили в 600 километрах к югу от Средиземного моря остов самолета, занесенный песком.

Добравшаяся до самолета еще через год, в 1959-м, экспедиция не нашла на борту ни одного из девяти членов экипажа. При этом запасы воды и еды оказались нетронутыми.

Даже спустя 16 лет радиостанция и пулеметы находились в рабочем состоянии, а чай в термосе был пригоден для питья! И только спустя еще год, в 1960-м, в пустыне были найдены останки экипажа.

Что же произошло? То ли из-за песчаной бури, то ли из-за того, что летчики приняли в темноте пустыню за море, самолет пропустил свою базу и много часов летел вглубь Сахары. Поняв свою ошибку, экипаж покинул бомбардировщик в воздухе.

Один летчик погиб из-за нераскрывшегося парашюта, остальные решили добираться до побережья, которое, как они ошибочно считали, было недалеко. В условиях пустыни, при 55-градусной жаре, без воды и продовольствия (все это осталось на борту самолета) экипаж должен был погибнуть через пару дней.

Но летчики продержались чуть дольше: пятеро погибли, пройдя за пять дней 129 километров, остальные трое шли еще три дня, прежде чем умереть один за другим.

А никем не управляемый самолет летел еще два часа, удачно приземлился и ехал по песку до тех пор, пока его фюзеляж не разломился пополам.

Легендарный американский джазмен, руководитель одного из лучших джазовых оркестров, должен был выступить на Рождество 1944 года в освобожденном Париже. И вот 15 декабря в условиях густого тумана Миллер вылетел из Британии на небольшом одномоторном самолете «Норсман С-64». До Франции джазмен так и не добрался. И самолет, и тело Миллера исчезли совершенно бесследно.

Сразу же возникло множество версий гибели знаменитого музыканта, одна безумнее другой: его захватили диверсанты знаменитого Отто Скорцени и запытали до смерти; его застрелил попутчик, американский офицер; Миллер скончался от рака легких в парижской больнице, а историю с катастрофой придумал, потому что хотел умереть в более героическом контексте; скончался не от рака в больнице, а от сердечного приступа в парижском борделе (что, согласись, приятнее), в объятиях проститутки. Но самая экзотическая версия появилась много позже, в СССР: Юрий Андропов — не кто иной, как выживший после авиакатастрофы Гленн Миллер. Слишком уж они похожи. Да и джаз оба любили.

А вот к такой версии склоняются зануды-историки, лишенные воображения: самолет с джазменом на борту был накрыт бомбами с британских бомбардировщиков.

Согласно инструкции, возвращавшиеся английские самолеты должны были избавиться от оставшихся бомб, поэтому на обратном пути они сбрасывали их в море, в специально выделенной зоне в Ла-Манше.

И так случилось, что самолет Миллера попал именно в ту зону и именно в момент сбрасывания бомб.

Первый раз Антуан де Сент-Экзюпери, писатель, автор «Маленького принца» и летчик, едва избежал гибели в авиакатастрофе в 1935 году. Пытаясь поставить рекорд при перелете Париж — Сайгон, он потерпел аварию в Ливийской пустыне. Тогда писателя, умиравшего от жажды, спасли случайно набредшие на него бедуины.

А 31 июля 1944 года военный летчик де Сент-Экзюпери отправился с аэродрома на Корсике в разведывательный полет и не вернулся. Считалось, что он разбился в Альпах. И только в 1998 году в море близ Марселя рыбаки обнаружили браслет с именем писателя. Вскоре на дне моря были найдены и фрагменты самолета, но останков летчика обнаружено не было.

Тут же нашелся ветеран люфтваффе, утверждавший, что это его «Мессершмитт» сбил знаменитого писателя. Вот только на обломках не оказалось следов обстрела, журналы люфтваффе не содержат записей о самолетах, сбитых в те дни в этой местности, да и странно, почему немецкий ветеран стоически молчал об этом сенсационном событии 64 года. Так что тайна гибели Сент-Экзюпери остается неразгаданной.

В треугольнике между Бермудами, Флоридой и Пуэрто-Рико исчезло без следа огромное количество судов и самолетов. А началось все вскоре после окончания Второй мировой войны, в 1945 году…

Вечером 5 декабря 1945 года «Звено 19», состоявшее из пяти торпедоносцев-бомбардировщиков «Эвенджер», возвращалось из учебно-тренировочного полета. Вдруг стало происходить что-то странное: сразу на всех бомбардировщиках вышли из строя компасы и часы, пилоты сообщили, что заблудились и не могут найти направление к базе.

«Эвенджеры» были хорошо оборудованы для своего времени, и заблудиться им, да еще находясь недалеко от континента, было очень сложно. С авиабазы дали команду держаться на запад, ориентируясь по солнцу: погода была ясная.

Ответ, полученный на авиабазе, звучал, как минимум, странно: «Мы не можем определить, где запад». Кроме того, командир звена добавил, что «океан выглядит необычно». При этом звено продолжало лететь в северо-восточном направлении, то есть все больше удаляясь от материка.

Спустя несколько часов, «Звено 19» бесследно исчезло, и больше о его судьбе никто ничего не слышал.

Отправленный на поиски пропавшего звена спасательный гидросамолет «Маринер» также исчез. С одного корабля видели, как он взорвался в воздухе. Из-за чего — неизвестно.

В 1991 году всего в 20 километрах от побережья Флориды на дне нашли лежавшие друг за другом четыре «Эвенджера» и пятый чуть поодаль. Казалось бы, разгадка близка. Но нет, из бортовых номеров исчезнувших бомбардировщиков совпал лишь один, а номера остальных четырех затонувших самолетов и вовсе среди пропавших не числились.

Источник: https://www.MaximOnline.ru/longreads/get-smart/_article/mysterious-plane-crashes/

В ливийской пустыне не скроешься от американского самолета

Силы Муаммара Каддафи, состоящие из странной смеси военных, ополченцев и профессиональных боевиков-наемников — ветеранов резни в Чаде и в суданском Дарфуре, — перешли в наступление. По свидетельству иностранных корреспондентов, они наносят…

Силы Муаммара Каддафи, состоящие из странной смеси военных, ополченцев и профессиональных боевиков-наемников — ветеранов  резни в Чаде и в суданском Дарфуре, — перешли в наступление. По свидетельству иностранных корреспондентов, они наносят авиа- и артиллерийские удары по непокорному населению.

На востоке Ливии, где повстанцы освободили большую часть провинции Киренаика, нападение пестрых отрядов Каддафи на нефтяной порт Брега на дальних подступах к Бенгази было пока отбито не менее пестрыми силами повстанцев-ополченцев и военных-перебежчиков.

У обеих сторон есть кое-какая бронетехника, артиллерия, минометы и гранатометы. Сторонники Каддафи используют авиацию, у повстанцев вроде есть в Бенгази пара старых истребителей и несколько вертолетов, но в бою их никто не видел.

Столкновения сторон носят скоротечный характер, а число непосредственных участников измеряется скорее сотнями, чем тысячами.

На западе Ливии в районе столицы Триполи у повстанцев практически нет тяжелого оружия и силы очевидно неравны.

Город Эз-Завия к западу от Триполи плотно блокирован элитной 32-й механизированной бригадой, которой командует Хамис — сын Каддафи.

Блокировав Завию, сторонники Каддафи сумели продвинуться до границы с Тунисом, где до того скопились тысячи беженцев, которых в последний момент тунисские власти согласились впустить.

В Триполи идут, как сообщают жители, обыски и аресты сторонников оппозиции, выявленных по фото- и видеосъемкам антиправительственных демонстраций.

Каддафи обещал биться до последнего и утопить противников в крови, утверждая, что народ его любит. Его прежний приближенный генерал Сулейман Обейди считает, что полковник может продержаться еще не один месяц.

Читайте также:  Пикап gmc: теперь на треугольных колесах

В США и других странах арестованы ливийские средства на десятки млрд долларов, но у Каддафи еще осталось немало.

В Тунисе и в Египте свергнутые диктаторы были также вполне готовы безжалостно применять военную силу против собственного народа, но вооруженные силы сумели сохранить единство и нейтралитет, что в конечном итоге позволило сравнительно мирно разрешить кризис.

В Ливии целенаправленно ослабленная Каддафи армия развалились, как в России в 1917-м, и исход начавшейся гражданской войны непонятен.

В Бенгази сформировался некий Переходный национальный совет, который теперь умоляет западные страны поддержать повстанцев «авиаударами по наемникам Каддафи».

Ливийский конфликт происходит на пороге Европы. После революции в Тунисе в Италию нахлынули беженцы, но у властей есть надежда большую часть, подкормив, законно отправить домой — строить у себя демократию. Из Ливии могут бежать миллионы из населения в 6,5 млн, и их никак не депортируешь, пока продолжаются бои и репрессии.

Кроме того, через Ливию в Европу могут устремиться беженцы из других стран, утверждая, что бегут от ливийской резни, тем более что Каддафи угрожает  открыть ворота в Европу миллионам африканских беженцев.

В 1999-м именно угроза нашествия двух миллионов албанцев из Косово заставила Европу взяться за оружие и просить американцев возглавить кампанию.

К Ливии стягивается американский флот с авианосцами и десантными вертолетоносцами с морской пехотой, подошли французы с «Мистралем». Пока речь идет о введении так называемой зоны запрета на полеты ливийской авиации, но чтобы ее установить, нужно, по сути, полномасштабное воздушное наступление.

Но авианосных сил для этого недостаточно, и шеф Пентагона Роберт Гейтс призывает не спешить, требуя сначала «единства в НАТО». Вероятно, скоро получит — как только станет очевидной прямая угроза наплыва миллионов мусульманских беженцев.

США ливийские беженцы не слишком угрожают, но Барак Обама, начиная подготовку к сложной попытке переизбрания в 2012 году, должен показать себя решительным главнокомандующим, а не хлюпиком с Нобелевской премией мира.

Введение зоны запрета полетов может утвердить запуганный резней Совбез ООН, а если Китай и РФ воспротивятся, то режим Каддафи уже по сути утратил легитимность, так что Запад может признать какой-нибудь Переходный национальный совет и потом законно действовать по его приглашению.

Но проводить классическую наземную операцию американцы с союзниками все равно не станут, и пилотируемую авиацию тоже будут использовать осторожно, пуская самонаводящееся оружие и не заходя в возможную зону поражения ПВО. Потери, и тем более пленение пилотов никому не нужно.

Прежде всего нужна масса ударных и разведывательных беспилотников для контроля за быстроменяющейся ситуацией и нанесения ударов по колоннам сил Каддафи.

Для уничтожения бункеров в Триполи, где укрывается Каддафи с приближенными, могут прилетать по ночам из США «невидимые» стратегические В-2, способные нести высокоточные тяжелые проникающие бомбы.

Для беспилотников нужны наземные базы в Сицилии или сразу в Ливии на освобожденной территории между Бенгази и Тобруком.

Пилотировать аппараты будут через спутник экипажи с территории США, а в самой Ливии будет действовать немногочисленный армейский спецназ да полевые оперативники и контрактники-наемники, посланные ЦРУ для координации западной воздушной мощи с отрядами оппозиции. Надо думать, они уже негласно на территории Ливии оценивают ситуацию, налаживают связи с повстанцами и готовят передовые базы.

Со времен боев с Африканским корпусом гитлеровского фельдмаршала Эрвина Роммеля в 1941—1943 годах известно, что в ливийской пустыне от авиации не укроешься, тем более от современной.

Наемники и сторонники Каддафи не имеют опыта войны в условиях американского господства в воздухе и побегут, бросая технику. Повстанцам останется пройти с победными возгласами до Триполи и «добивать гадину» в ее логове.

Потом в Ливию могут ввести для порядка каких-нибудь общеарабских или общемусульманских миротворцев, а ЕС начнет с переменным успехом оказывать помощь в строительстве демократии, чтобы можно было отправлять обратно беженцев.

Добыча нефти продолжится, населению раздадут часть Каддафиевых миллиардов, а американские военные постараются держаться от всего этого подальше, поскольку в целом Ливия им стратегически даром не нужна.

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2011/03/03/6630-v-liviyskoy-pustyne-ne-skroeshsya-ot-amerikanskogo-samoleta

Ливиятанк на внедорожник – махнулись не глядя

Как показала практика последних современных войн, гремящих на планете, вопреки расхожему мнению что войны будущего это война технологий и компьютеров, а солдат нужен для того что бы «нажать кнопку и забыть», наличие партизанской смекалки  и нетрадиционное мышление ставит в тупик любую хорошо экипированную армию.

Умные бомбы, ракеты и самолеты хороши против аналогичного по своей силе противника, когда цели ясны, и бомба знает, куда ей падать… а когда «традиционных» целей нет – что делать? Именно с этой проблемой столкнулась армия НАТО в последней своей войне над Ливией.

Сотни самолетов и вертолетов, напичканных современным оборудованием 21-го века не в состоянии успешно бороться с армией, которая по уровню вооружения осталась в прошлом – 20-м столетии.

По идее ливийская армия уже давно должна была прекратить сопротивление и разбиться на небольшие подразделения, которые бы гоняли по пустыне повстанцы. Под таким агрессивным натиском ракетно-бомбовых ударов, которые устроили коалиционные силы, некогда 50-тысячная армия Каддафи должна была давно разбежаться.

Ан нет! Верные правительству войска не только сохранили боеготовность, но и идут в контрнаступление, отвоевывая у оппозиции один город за другим. Налицо четкая организация и применение оригинальных способов ведения войны. Одним из таких нетрадиционных способов ведения военных действий стал отказ ливийской армии от использования бронетехники.

С подключением к конфликту авиации НАТО, на танках по пустыне стало разъезжать опасно. Современная авиация быстро находила бронетехнику в пустыне, идентифицировала ее и уничтожала.

Причем настолько успешно, что за одно авиация стран участниц НАТО разбомбила в чистую немногочисленную танковую бронетехнику повстанцев… правда, потом извинились, но танки и БТР-ы «союзничкам» они пожгли, как потом выразился генерал – «по ошибке», дескать, мы не знали, что у повстанцев есть танки.  

Понимая, что бронетехника слишком легкая мишень, Ливийские военные быстро сориентировались и отказались от громоздких танков и бронемашин и резво пересели на легкие джипы с крупнокалиберными пулеметами. НАТО оказалось сильно озадачено — эффективность их авианалетов свелась к минимуму.

Даже Саддам Хусейн не водил их так хитро за нос и был разгромлен в считанные дни. А тут…  А тут новая разновидность партизанской войны. Ну, поди попади в отдельно двигающийся гражданский внедорожник за 5-10 тысяч долларов от силы, самонаводящейся бомбой в 100- 300 тысяч долларов.

Да авиация попыталась погоняться за отдельными единицами и отдельными группами гражданских автомобилей, но, в конце концов, поняла всю бесперспективность этой затеи.

Дошло до того что вылетая на помощь повстанцам, летчики не найдя цели уходили с полным боекомплектом на базу – а это ведь не ближний свет! Полет в Ливию не палубной боевой авиации с дозаправкой в воздухе не на один час. При этом отличить регулярные войска от повстанцев с воздуха задача не из легких.

Не помогли даже находящиеся на земле наводчики, ибо пока информация передавалась, скоростные внедорожники противника меняли дисклокацию успевая уйти из зоны поражения на многие километры.

Скорость и манёвренность – это то, что так не хватало военной технике, которую ливийской регулярной армии приходилось постоянно маскировать от непрекращающихся авиаударов, что сужало возможности ее применения, с лихвой были получены в процессе «перевооружения» на гражданские внедорожники и пикапы.

В кузовах легковых пикапов и джипов с колесной формулой 4Х4 были установлены крупнокалиберные пулеметы и небольшие автоматические пушки типа ЗСУ-23, превратив обычные джипы в автомобили огневого прикрытия пехоты.
К слову, анализируя события последних месяцев в Ливии, хочу заметить, что вся война происходит на дорогах и вокруг дорог.

Это немецкий танковый гений Роммель прозванный «лис пустыни» умудрялся делать свои танковые марш-броски напрямик через пустынные равнины Ливии, еще во времена второй мировой воны, сейчас же напрямик по ливийской пустыне передвигаться никто не рискует без проводников.

Собственно дороги в Ливии хорошие, но часто они неожиданно обрываются через 100 км от крупного населённого пункта превращаясь в «направления» с редкими указателями в виде столба с кучей покрышек. Без знающих дорогу ливийцев не местным лучше по таким «направлениям» не ездить.

  И не только потому, что можно заблудится, уехав куда-то вглубь пустыни, но еще можно наехать на мину  – британскую, французскую… или даже немецкую. Этакое эхо войны – привет от Роммеля… и не только.

Старые минные поля до сих пор остаются большой проблемой для ливийцев, как сейчас, так и раньше. Ни на одном театре военный действий Второй Мировой, не было использовано такого огромного количества мин, как в Ливии. Здесь нет природных препятствий, бетонированных укрытий или системы земляных укреплений.

Читайте также:  Лучшие страховые компании по каско в 2018 году

Все это заменили мины, которые щедро, без карт и системы рассеивались вдоль дорог, вокруг стратегических населенных пунктов и укреплений. Минные поля устанавливались не только в период Второй Мировой, но и раньше… и позже.

   Еще итальянцы в период завоевания Ливии и войны с повстанцами Омара Мухтара, также активно защищали свои фермы и населенные пункты минными полями. ( Впрочем, и нынешние власти Ливии тоже внесли свою лепту). При этом в отличие от европейской местности минные поля в пустыне очень коварны.

Их может замести толстым слоем песка, на котором возникает грунтовая дорога, по которой годами, иногда десятилетиями ходит различный автотранспорт. Потом во время песчаной бури песок перемещается и первый же автомобиль, идущий по казалось бы знакомому пути взлетает на воздух.

Нельзя сказать, чтобы в этом направлении ничего не делалось. О масштабах этого бедствия могут рассказать следующие цифры : в 1945 году только в Тобрук и Бенгази со сборных пунктов в пустыне грузовики доставляли ежедневно до 150 тонн мин и неиспользованных боеприпасов, чтобы сбросить их в море. Примерно такое же количество взрывали в удаленных от моря местах.

В течение двух первых лет после окончания войны ежедневно в Ливии уничтожалось до 1000 тонн боеприпасов. Уничтожались, но, видно, не уничтожены до конца. В Египте, например, солдаты экспедиционного корпуса немецкого фельдмаршала Роммеля, оставили лежать 22 миллиона мин. Специалисты подсчитали, что разминирование обойдется более чем в миллиард долларов.

Такие расходы Египту не по карману. Да и Ливии тоже.

Каддафи вообще в свое время заявил, что разминировать не будет, потому что Ливия не учувствовала в тех войнах, пусть, дескать, делают это те, кто пришел в Ливию с войной и «не убрал за собой» предъявив при этом счет Германии с картой немецких минных полей. Сумма оказалась заоблачной, и немцы отказались компенсировать разминирование Ливии.

В 1996-м француз Лорен Геньон участвовавший в этом же ралли Париж-Дакар сгорел в джипе, который наехал на мину и взорвался… В 2003 г.  На границе между Ливией и Египтом подорвался на мине гоночный грузовой автомобиль, участвующий в том же ралли. По сообщению организаторов гонки, взрыв повредил колесо автомашины.

Никто из членов итало-австрийского экипажа не пострадал. Мина, скорее всего, оказалась на трассе авторалли случайно, оставшись со времён, когда в этом районе находились приграничные минные поля.

 
Теперь вы можете себе представить – какова неожиданная специфика современной дорожной войны в Ливии, которая превратилась, по сути, в битву на «внедорожниках».

Собственно тактика атаки на внедорожниках 4Х4 успешно используемая как с одной, так и с другой стороны конфликта проста и, тем не менее, достаточно эффективная – методом выдавливание противника огнем из пушек и крупнокалиберных пулеметов с дороги или с опорных пунктов на дороге. Само дорожное полотно в основном закрыто зелеными посадками, а вдоль них тянутся многокилометровые земляные валы с кюветами, что делает легко вооруженные и даже иногда кустарно бронированные автомобили неуязвимыми для фланговой атаки.

Самый распространенный метод атаки на внедорожниках, это когда два три пикапа с крупнокалиберными пулеметами и автоматическими пушками, развернувшись задом, выскакивают на огневую позицию, расстреливают боезапас, и уезжают, давая место для других автомобилей.

И так прикрывая свое движение шквальным огнем, группа продвигается от укрепления к укреплению выдавливая защитников с позиций, такими вот «кавалерийскими наскоками» прикрывая продвигающуюся вдоль дороги пехоту.

Вот тут необходима дисциплина и военный опыт – чего мало у восставших и чего достаточно у правительственных войск, для которых смена военной техники на обычный автотранспорт не велика потеря.

Видимо поэтому в этой гражданской войне, несмотря на активную помощь авиации НАТО одой из сторон конфликта, побеждают как раз их противники — регулярные воинские формирования Муаммара Каддафи. Да по началу дела у правительственных войск были мягко говоря «не очень», и связанно это было с тем, что повстанцы по сути сражались  с малоопытными «срочниками».

Естественно бойцы ваххабиты, закалённые в партизанских боях в Афганистане и Ираке против регулярных частей США имели по началу огромное преимущество перед зелеными салагами полковника Каддафи.

Но сейчас на поле боя появились резервисты, а основные операции проводятся силами спецназа и десантных подразделений, и вот тут у «демократических ваххабитов» появились реальные противники, которые получив бесценный боевой опыт, теснят разрозненные и плохо управляемые группы «повстанцев» по всем направлениям.

Кстати, у них-то  в основном, опыт партизанских боев с регулярными войсками НАТО в Афганистане и Ираке, не знающих ни местность, ни местные обычаи и не имеющих поддержку местных, и в основном прячущихся на базах. А тут исламский спецназ и десантники, которые имеют поддержку местного населения, умело создавая на земле путаницу и вводя в заблуждение авиацию НАТО, которая на этот раз на стороне тех… с кем воюет а Афганистане (!). Какой то странный союз США и исламских радикалов за «демократию»… при том при всем, что те же самые исламисты из тех же самых племен, что составляют костяк «Переходного совета Ливии» воевали с ними и продолжают воевать с США на других театрах военных действий на Ближнем Востоке… Аль-Каида опять хорошая? А как же 11 сентября господа?

Французская разведка давно уговаривает свое правительство одуматься и «выти из игры» ибо по их данным на занятой «повстанцами» территории «демократией» и не пахнет – «Переходный совет» состоит из сборной солянки исламистов и ваххабитов с небольшим представительством «исламской интеллигенции», которая ничего не решает.

А вот исламисты давно вынашивают планы создания «Всемирного Халифата» — со столицей не в Кабуле, как они хотели ранее, а уже в Бенгази, а может сразу и в Триполи. По сути, бомбя Каддафи, Европа строит у своих границ новый Афганистан со всеми вытекающими тут последствиями.

  И если Каддафи убьют и таковой Халифат будет построен на обломках Джамахирии, не без помощи «миротворцев НАТО», от новых тренировочных баз исламских боевиков до экономических и политических центров Европы будет по сути «два шага».

По сути, мы видим классический случай отпиливания сука, на котором сидит вся анти ливийская оппозиция во главе с ведущими дровосеками Францией, США и Италией которые усиленно пилят этот самый сук, даже не думая как долго они после этого будут падать. Они-то думают, что упадет дерево.

В общем, конца и края этому конфликту не видно,  но многие военные аналитики уже сделали свои выводы из этой войны, ибо эпоха танковых клиньев лавиной сминающих оборону врага осталась в 20 веке.

Причем специфика современной войны заставляет отказаться от массы громоздкой боевой техники, которая без особого труда уничтожается авиацией, заменив ее легкими бронемашинами, в которые попасть труднее, да и опознать принадлежность невозможно.

    Судя по всему, в современную военную стратегию 21 века возвращается кавалерия или скорее тактика кавалерии. Только вот кони уже не гнедые – а стальные. Это вам уже не вездесущая конница и даже не мотопехота на небронированных мотоциклах прошлого века. Скорости выше, при этом вооружение серьезнее.

При этом, что касается больших открытых территорий вроде ливийской пустыни, скоростной современный внедорожник оказался куда лучше неуклюжего танка. Это было доказано как во время второй мировой войны, так и сейчас – в современной битве за Ливию.

Собственно, в соседней России,  на последней оружейной выставке посвященной столетию автомобильных войск «БРОННИЦЫ-2011» упор делался именно на легкие бронемашины с колесной формулой 4Х4 а так же «внедорожники» с бронированием кабины и обязательной противоминной защитой. Немалый интерес будущих потребителей – армии и сил безопасности, вызвали серийные армейские автомобили с дополнительным бронированием кабины водителя с установкой специальных бронестекол.

Я в очередной раз хочу напомнить о наших «никому не нужных» отечественных разработках бронемашин серии ДОЗОР, которые до сих пор не взяты на вооружение украинской армии, хотя они есть и производитель готов начать их серийное производство… но у нас, вернее у Государства Украина «нет денег»… дожили. И это отбрасывает боеготовность армии Украины до уровня армии Каддафи, при том при всем что моральный уровень регулярной армии Ливии значительно выше чем у нас… а по уровню вооружений мы их не особо обогнали. Есть о чем задумается.

Опыт ближневосточных конфликтов, причем как бывший советский, так и современный иностранный показывают, что экономить на защите личного состава сегодня просто невыгодно, ибо в эпоху высоких технологий хорошо обученный и экипированный солдат дороже, чем кусок железа и брони с мотором и на гусеницах. Тем более что железо восстановить можно… а вот солдата нет.

Александр МАЙОРОВ

Главная » Архив номеров » номер 26 » ЛИВИЯ
ТАНК НА ВНЕДОРОЖНИК – МАХНУЛИСЬ НЕ ГЛЯДЯ.

Источник: http://gunmagazine.com.ua/index.php?id=207

Ссылка на основную публикацию